Донецкий беженец на МКАДе



Кольцевая автодорога, традиционная субботняя пробка. Упираюсь ей в хвост, встаю за грязной “Ладой” с украинскими номерами. Какой смелый украинцец — думаю я, — в такое время приехал в Россию, сумел превозмочь все предрассудки.

Поскольку скорость потока стремится к нулю, гуглю код региона — Донецкая область! Стало быть, передо мной в пробке стоит беженец? Всё оставшееся время в пути до дома я размышлял об этом парне.

Что ищет он в стране далёкой, что кинул он в краю родном?



С украинскими беженцами я лично не общался, хотя мне было бы очень интересно встретиться и поговорить с ними, для понимания и общего развития. Понятно, я не побежал к мужику в машину ломиться, чтобы допросить с пристрастием, но при случае я непременно с такими людьми пообщаюсь.

Типичный беженец в моём представлении живёт в палаточном городке недалеко от границы, соседнее государство помогает устроить быт, волонтёры привозят необходимые вещи. Жильё у этих людей временное, сами они готовы заниматься любой работой, лишь бы улучшить жилищные условия. Таких беженцев я посещал в Грузии: в небольших новых домиках живут переселенцы из Южной Осетии. Иногда процесс переселения затягивается, и люди застревают в своих временных пристанищах на четверть века, как беженцы из Нагорного Карабаха, у которых я гостил на окраине Баку.

Беженцы из Донецкой и Луганской областей для меня загадка. Машины с номерами этих регионов я встречаю несколько раз в месяц на дорогах Москвы — города отнюдь не дешёвого и не самого простого. Почему они приехали именно сюда? Осознанный ли был выбор стороны — почему не Киев? Если человек приехал в Россию, должно ли это означать, что он против “киевской хунты” и за “русский мир”? Но почему тогда не заклеил свой украинский флаг на номере, словно крымчанин в прошлом марте? Или человек просто уехал туда, где были хоть какие-то зацепки, и плевать он хотел как на “ДНР”, так и на “едину краину”, ему просто хочется, чтобы не было больше войны?

Вопросов много, и если вы знаете ответы на них, общались с донбасскими беженцами по ту и другую стороны границы— расскажите.



В Киеве толпы машин с донецкими и луганскими, а также крымскими номерами. Очень многие все бросили, но остались на Родине.
А вот с российскими, кроме собственной, я только одну машину видел.
(Анонимно)
давеча чуть не въехал в лугандонскую неотложку, которая пёрла поперёк правил и разметки как привыкла у себя дома (без мигалки ессно)

другой вопрос какого хрена тут делает неотложка ..
У нас в глуши работают люди из Луганска, которые уехали в самом начале, при первых обстрелах. Кто в общежитии, кто домишко снимает. Просто работают, уехали от войны.
Может вас удивит такой вариант, но за рулем такой машины может оказаться не беженец, а россиянин, купивший недорого эту машину, отжатую "ополченцами" у жителя Донбасса и переправленную через дырявую границу.
Украинские беженцы производят двоякое впечатление.
Я тоже был беженцем. С двумя детьми, одной дочке 3 года, другая грудная, мы вернулись в Россию из одной из республик, возомнившей себя свободной и присвоившей себе право гнобить тех, кто совсем недавно им всячески помогал. Продав за копейки хрущобу, мы вернулись в страну, которая сама последний хрен без соли доедала, и всё начали заново. Без жилья (на вырученные деньги можно было купить только дом в глухой деревне), без работы, без связей...
Мы, разумеется, поехали не в Москву, а в российскую глубинку, туда, где наши корни.
Прошло 20 лет. У нас есть всё. Приличный дом, хорошая машина, друзья, положение в обществе и уважение. Внучка недавно родилась...
А беженцы с Украины...
С одной стороны их жаль. Но они хотят всего и сразу. И работу непыльную, и зарплату "хотя бы 50 тысяч", и столичный регион...
Я их не люблю.
Может, потому, что на их месте я бы взял автомат, благо я офицер запаса.
Но это уже их дело...


Edited at 2015-03-14 14:15 (UTC)
Сначала вы написали, что были в такой же ситуации, но потом говорите, что "на их месте" взяли бы автомат. Вы ведь уже были на их месте, но автомат не взяли.

И потом, здесь ещё нужно понимать, на чьей стороне воевать они бы собрались. За сепаратистов тут вопросов нет. А если они против "ополченцев"? Тогда вариант один - бежать.
Эти из тех беженцев, которые своего не упустят. И им с высокой колокольни плевать что на Россию, что на Украину, что на любую другую страну. Главное, чтоб баблом можно было разжиться и желательно нихрена не делать для этого...

PS.Ща тебе тут насрут, вентилятор принесут, включат и выведут тему в топ... :)
Всё очень сложно. У нас в городке, на границе с Эстонией, появилась группа беженцев. Их привели на Керамкомбинат, сказали: - "Вот вам общежитие, вот вам конвейер, работайте, кормите семьи". Думали, что спасают несчастных, а те им в ответ: - "Нее-е, вы шо? Мы в Донбассе работали в евроофисах, на конвейере не будем пахать, чтоб кормить вашего Путина"! Уехали все, осталась одна только медсестра, которой дали не только работу в райбольнице, но и служебную квартиру. И она недовольна! Зарплата маленькая, а в Донбассе у неё был шикарный дом с евроремонтом. Пару дней назад созванивался с подругой детства, которая уже 25 лет в Донецке. Она говорит, что Россия виновата в их беде, а уезжать не собирается, потому, что Таня Д... (тоже наша школьная подруга с Колымы) уехала в Москву, и не знает как от-туда выехать! Говорит, что никому мы тут в Москве не нужны! Ё... Я говорю, а чего ты хочешь, тут же не мёдом намазано, меня в Москве тоже никто не ждёт, с распростёртыми объятиями. Да и вообще нигде на чужбине я не нужен, но разве плохо жить там, где снаряды и мины не рвутся? Хрена там! Они считают, что мы им всем обязаны, и должны на руках носить. Т.е. люди предпочитают получить жареную рыбу, вместо удочки! Грустно... Понимаю, что всякие ситуации бывают, может это и нетипичные ситуации, но других то не было, я рассказал о том, что известно мне не из третьих рук.
Печально, если так.

Потребительское отношение. Другое дело, что если уж даже беженцы считают, что это всё Путин заварил...им бы по-другому действовать надо. А так они в полной уверенности, что пусть большие дяди делают дела, но а мы-то с маленьких спросим, что нам причитается.