Купил книгу — готовься к войне



Книжные магазины в России скоро станут филиалами “военторгов”. Мало того, что количество книг военной и околовоенной тематики стало в разы больше, так там теперь ещё и продают элементы солдатской аммуниции. ЗАЧЕМ?

Читать дальше...Свернуть )

В России полным ходом идет милитаризация общеста и страны: непрекращающаяся череда учений, газеты и новости по ТВ забиты военной тематикой, военные базы по периметру РФ (и не только внутри страны), две войны (юго-восток Украины и Сирия) и т.д. и т.п. Поэтому продаже военного снаряжения в книжном не удивляюсь. Через полгода-год такие военные отделы могут быть в каждом магазине.
Соседтво, без порно, странное, но если обратить внимание на динамику спроса на бумажные книги, многое можно объяснить. Цифра убивает книгопечатание. Текст - это та форма произведения, которую труднее всего защитить и легче всего скопировать или передать. А страдают в первую очередь как раз книжные магазины. И выживают как могут. Оглянитесь вокруг себя - сколько сможете вспомнить книжных, которые закрылись за последние десять лет? Я - как минимум три штуки в моём районе.
если пристально посмотреть на ассортимент книжных прилавков
- прославления войны, агрессии, копания в фашистких биографиях,
борьба против мировой закулисы и заговора против русского народа,
- то товары военторга смотрятся логичным продолжением.

Приобщился к идеологии агрессивного имперства - бери автомат!
Нормальная ситуация для страны в состоянии военного лагеря.
– Извините, пожалуйста, – смущенно пробормотал Джельсомино и, не задавая лишних вопросов, направился к магазину с многообещающей вывеской «Съестные припасы».

В витрине вместо колбас и банок с вареньем громоздились горы тетрадей, коробки акварельных красок и пузырьки с чернилами.

«Должно быть, это универмаг и здесь можно купить что хочешь», – решил Джельсомино и, полный надежд, вошел в магазин.

– Добрый вечер! – любезно приветствовал его хозяин.

«По правде говоря, – мелькнуло в голове Джельсомино, – я не слышал, чтобы пробило хотя бы полдень. Ну да ладно, не стоит обращать внимания на такие пустяки».

И, говоря своим обычным шепотом, от которого люди все-таки едва не глохли, он осведомился:

– Не могу ли я купить у вас хлеба?

– Разумеется, дорогой синьор. Вам сколько – один пузырек или два? Красного или фиолетового?

– Нет, нет, только не фиолетового! – испугался Джельсомино. – И потом, вы в самом деле продаете его бутылками?

Хозяин магазина расхохотался:

– А как же его еще продавать? Может быть, у вас его ломтями режут? Да вы только взгляните, какой прекрасный хлеб в моем магазине.

И, говоря это, он показал на полки, где ровными шеренгами выстроились сотни пузырьков с чернилами самых разных цветов. А съедобного там не было и в помине – ни крошки сыра, ни даже яблочной кожуры.

«Может быть, он сошел с ума? – подумал Джельсомино. – Если так, то лучше не перечить ему».

– Это верно, у вас великолепный хлеб, – согласился он, показывая на пузырек с красными чернилами. Уж очень ему хотелось услышать, что скажет хозяин.

– В самом деле? – просиял тот. – Это самый лучший зеленый хлеб, какой когда-либо поступал в продажу.

– Зеленый?

– Ну конечно. Простите, может быть, вы плохо видите?

Джельсомино готов был поклясться, что перед ним пузырек с красными чернилами. Он уже придумывал подходящий предлог, чтобы убраться отсюда подобру-поздорову и поискать другого продавца, который еще не успел спятить с ума, как вдруг его осенила хорошая мысль.

– Послушайте, – сказал он, – за хлебом я зайду попозже. А сейчас скажите мне, если вас не затруднит, где тут можно купить хороших чернил?

– О, пожалуйста! – ответил хозяин все с той же любезной улыбкой. – Вон там, перейдя через дорогу, вы найдете самый лучший в нашем городе канцелярский магазин.




Edited at 2015-10-24 11:35 (UTC)
(Анонимно)