Норвежская тюрьма, о которой мечтают преступники



Норвегия всегда была известна своей поистине гуманной пенитенциарной системой, поэтому самое желанное место, куда мечтают попасть все заключенные, — это норвежский остров Бастой. Именно там расположена, пожалуй, самая райская твердыня порядка среди всех существующих ныне тюрем.

Я публикую интересные трэвел-истории о местах, куда ещё не успел добраться сам. Ежедневно выходит совместная рубрика с BigPicture.ru

1. Расположенный всего в часе езды от Осло остров Бастой представляет собой живописное место, куда можно добраться лишь на водном транспорте. Там есть несколько пляжей, оборудованные теннисные площадки и даже сауна.


В тюрьме на этом острове собраны убийцы, насильники, наркодилеры и мошенники. Но среди норвежских заключенных существует очередь, чтобы попасть на Бастой. Здесь их «ресоциализируют» с помощью работы в лесу, на огороде и с домашними животными. Тюрьма в Бастое — еще и первое в мире «органическое заведение».

Министерство юстиции Норвегии в 2009 году окончило 10-летний эксперимент по «вольному содержанию» заключенных в тюрьме на острове Бастой. Опыт был признан удачным, и теперь такие заведения могут появиться и в других частях страны.

2. Вместо того чтобы находиться за решеткой, 115 заключенных этой удивительной тюрьмы живут в удобных деревянных домиках.


Автором этого эксперимента стал норвежский ученый, криминолог Нильс Кристи. Его теория состоит в том, что у каждого преступления есть две жертвы: тот, кто от него пострадал, и тот, кто его совершил. И преступник заслуживает не только наказания, но и перевоспитания — той самой «ресоциализации».

Остров Бастой находится во фьорде Осло. От столицы Норвегии до него — 76 км, до ближайшего же населенного пункта — курортного городка Хортен — чуть больше 2 км. Сам остров имеет площадь 2,6 кв. км. Ранее здесь была одна из самых строгих норвежских тюрем для малолетних преступников (см. ниже фото заключенных в 1930-е годы), и ей родители пугали своих непослушных детей.

3. А вот чего никогда не было на острове Бастой, так это колючей проволоки и сердитых надзирателей с автоматами и овчарками. И это несмотря на то, что обитают там самые отъявленные преступники всех мастей: от наркодельцов и мошенников до насильников и убийц.


Сегодня Бастой называют «Островом свободы для заключенных». Здесь сидят самые жесточайшие — по норвежским меркам — преступники: убийцы, насильники, педофилы, крупные мошенники и наркодилеры. Сидел тут и единственный серийный убийца за всю историю Норвегии — Арнфинн Нессет. Он был главврачом дома престарелых и, считается, отравил там ядом 20 стариков («чтобы прекратить их мучения»). После 15 лет отсидки на материке его прислали досиживать последние 1,5 года на Бастой. После освобождения власти выправили ему паспорт на новое имя и изменили внешность с помощью пластической операции (чтобы избежать его дискриминации обществом).

На начало 2011 года на острове сидело 116 человек. Тюремный персонал — 70 человек, но на ночь остаются дежурить только 5-6 сотрудников. Все тюремщики работают тут без оружия. За 11 лет существования этой тюрьмы с острова бежало всего пять человек, из которых трое явились с повинной, а двое были пойманы и отправлены в тюрьмы на материк.

4. Что касается режима содержания, то главной обязанностью каждого заключенного является труд. У всех есть работа, на которой они должны находиться с 8:30 до 15:30. Ежедневно арестанты получают жалованье в размере 10 долларов и могут потратить деньги на продукты в местном магазине, таким образом обеспечивая себя завтраком и ужином по желанию.


В тюрьму на острове стоит очередь из норвежских заключенных, и немногих счастливчиков сюда отправляют досиживать небольшие остатки их срока (обычно от 1 года до 3 лет). Чем же она так привлекательна для зэков?

На Бастое зэки содержатся «на воле» — они живут в коттеджах (1 коттедж на 8 заключенных, у каждого своя комната) и могут спокойно передвигаться по острову. В России такое место назвали бы «колония-поселение» и были бы правы. Но — за малым исключением — всем положен отпуск продолжительностью 18 дней в году. Кроме того, есть еще и декретный отпуск в 21 день — когда у жены или сожительницы рождается ребенок от зэка (свидания с родственниками — еженедельные, в течение 12 часов).

Важно еще и то, что с зэками обязательно занимаются психологи, а персонал тюрьмы работает наравне с ними. Работа, кстати, обязательный элемент для зэков, а также средство «ресоциализации» и перевоспитания. Причем вся работа — на природе. Норвежцы (и особенно криминолог Кристи) верят, что сельское и лесное хозяйство лучше всего выбивает из человека дурь. На острове живут 45 овец, 22 коровы, 10 лошадей, 230 кур и 20 крольчих. Есть еще делянки с картофелем, овощами и малиной. Свои угодья — еще и важный элемент самообеспечения продовольствием. Одним из факторов, по которому эксперимент с островной тюрьмой был признан Минюстом удачным, стало уменьшение стоимости содержания зэков в 2,5 раза по сравнению с другими норвежскими тюрьмами.

5. Обед для всех обязателен, его готовит лагерный повар — как для узников, так и для охранников. Также несколько раз в день заключенные обязаны отмечаться. Цель тюрьмы острова Бастой состоит не в том, чтобы оскорбить добропорядочных граждан Норвегии, балуя преступников вместо того, чтобы наказывать, а в том, чтобы изменить их и позволить им вернуться в общество.


Так, каждому зэку государство выделяет здесь 50 крон в день (примерно 250 рублей). На эти деньги он должен покупать продукты для завтрака и ужина (обед — за счет тюрьмы; причем охранники едят то же, что и охраняемые), хозяйственные принадлежности, одежду и т.д. Особо не пошикуешь, тем более учитывая норвежскую дороговизну. Зато то, что выращивается и делается самими зэками, справедливо делится на всех соответственно их участию в создании продукции. В итоге ежемесячно работящий зэк получает здесь еще до 10 тысяч крон (50 тысяч рублей).

Кроме сельского хозяйства, важной отраслью на Бастое является рыболовство — ежедневно вылавливается до 100 кг трески и пикши, а также налажено производство мебели из собственного сырья. Рубки ухода (когда вырубаются только старые или больные деревья) дают топливо для обогрева коттеджей.

6. Заключенные подсчитываются ежедневно утром и вечером.


В 2010 году Бастой вообще стал первой в мире «органической тюрьмой». Все отходы (кроме пластика, который здесь запрещен) перерабатываются в компост. Удобрения и средства защиты растений — только органические. Установлены солнечные батареи, из древесных отходов делаются палеты для отопительных котлов, все машины и трактора переведены на биодизель (производимый из рапсового масла).

Подъем здесь в 7:00. В 8:00 начинается работа. 2-часовой обеденный перерыв. Работа заканчивается в 16:30. Вечером зэк может заниматься чем угодно — читать в местной библиотеке (тут собраны около 10 000 книг), сидеть в интернете (правда, не более двух часов), смотреть телевизор (разрешены 4 телеканала), заниматься спортом (без ограничений), играть в местной рок-группе или театральном кружке. В 22:00 — отбой. На острове запрещены наркотики и алкоголь (еженедельно сдаются анализы мочи на наличие наркотиков), за нарушение — отправка в тюрьму на материк.

7. Как бы удивительно это ни звучало, но метод этой сказочной тюрьмы работает. По статистике, 20% преступников, побывавших в норвежских тюрьмах, повторно оказываются там спустя несколько лет после освобождения. А из тех, кому выпала возможность провести срок на острове Бастой, повторно осужденными оказываются лишь 16%.


В чем же дело? Ведь в целом норвежская пенитенциарная система очень гуманна (т.е. не менее гуманна, чем на острове). Так, тут существует «очередь на отсидку» — примерно 20-25% норвежцев, получивших срок (в основном небольшой — до 5 лет), находятся на воле, пока для них не освободится место в тюрьме. И все это время срок им учитывается (в итоге 5% вообще мотают срок, находясь дома). Люди, отсидевшие более половины срока за тяжкие преступления, а за легкие — и с самого начала отсидки, могут подать ходатайство на выход из стен тюрьмы на волю или учебу в дневное время (в 2/3 случаев такие ходатайства удовлетворяются; ночуют же зэки в тюрьме). Мелкие преступления тут вообще рассматривает не суд, а т.н. «психолог-примиритель». В случае если преступник осознал тяжесть своего деяния, ему дают штраф, условный срок или вообще прощают. В России же, напомним, за мелкое хулиганство, кражу более чем на 1 тысячу рублей, угрозу убийством, халатность и прочие мелкие преступления люди получают реальные сроки в 2-5 лет. Раз в год в Лиллихаммере министр юстиции и его замы, депутаты парламента и делегация зэков от каждой тюрьмы (это 50-70 человек) заседают в горном отеле три дня, где они совместно решают, как улучшить жизнь заключенных и перевоспитать их.

8. «Главное — создать ситуацию, в которой заключенные смогут открыть себя с новой стороны, начать вновь уважать самих себя», — говорит начальник колонии Арне Квернвик Нильсен.


И все же тюрьма Бастой оказалась эффективнее, чем прочие гуманистические ухищрения норвежских властей. Криминолог Крист уверен, что секрет «ресоциализации» — именно в коллективной работе на земле. Еще в самом начале эксперимента он признавался, что на эту идею его натолкнули записи индейского вождя Сиэтла от 1850 года. Коренной американец тогда проповедовал белым людям, что те «оторвались от природы, хотят ее подчинить, а не жить в гармонии с ней».

«Мы даем заключенному чувство гармонии с природой. Это отвращает от насилия», — говорил Кристи.

9. Заключенный (с бензопилой) работает с охраной в лесу на острове Бастой.


«Но, может быть, еще и дело в самих норвежцах?» — скептически спросит российский читатель. Ведь в советско-российских лагерях люди исправно работали на природе — на лесоповалах, и в составе коллектива — с урками, опущенными, «мужиками» и прочими «иерархическими» представителями криминального социума. И никого это особенно не «ресоциализировало». Наверное, еще важно и чувство свободы и свободного труда (как бы двояко это ни звучало в применении к труду зэков) — когда его результаты делятся поровну. А зэки, не желающие жить в таком социуме, отправляются на более строгий режим.

10. Телефонные кабины на острове. Заключенным разрешается делать телефонные звонки два раза в день, утром и вечером.


Наверное, нужно и другое общество, «поставляющее» зэков в такие тюрьмы. В любом случае эксперимент по типу норвежского Бастоя не мешало бы провести и в России. Благо и островов, и природы, и даже разумных людей у нас все же хватает.

11. Узник, обвиненный за жестокое обращение с детьми, работает с лошадью.


12. Нигерийский гражданин осужден за злоупотребление наркотиками. Он один живет в собственном доме на острове. Все остальные заключенные живут в коммунальных домах.


источник

-----------------------------------------------------------------------------------------------

Вам понравился этот пост? Поддержите меня, поставив лайк этой записи в своих социальных сетях, а можно просто написать комментарий! Мне важно ваше мнение!

Не хотите пропустить новые репортажи? Добавляйте меня в друзья и подписывайтесь на обновления блога!

Кроме ЖЖ, я есть в социальных сетях:  Фейсбук | Инстаграм | ВКонтакте | Одноклассники

Судя по низкому уровню рецидивов, у большинства - первое. Да и в целом преступность в Норвегии на порядок (или на два порядка) ниже, чем в России. Выходит, что-то в этом есть? Теория подтверждается практикой.

А российские тюрьмы порою превращают преступников в жестоких зверей, в которых нет ничего человеческого. На нашей улице недавно был случай: такой зверёк, отсидевший за банальный грабёж или разбой, а также за наркоторговлю, вернувшись из мест лишения свободы, изнасиловал и убил соседскую девочку, а её труп выбросил в мусорный бак.
я так поняла, это не тюрьма строгого режима с пожизненной отсидкой для особо опасных преступников, а для тех, кто получил короткие сроки и есть какая-то возможность наставить их на путь истинный.
Почему бы и нет?
Не уверен оправдано ли это. Получается что преступник за свое преступление получает не наказание а награду. И ладно бы держать в таких условиях мелких воришек или хулиганов, но это же бандиты, убийцы, насильники, педофилы. Сомневась что их можно исправить и перевоспитать. Остается только держать в изоляции, чтоб новых дел не натворили.
Всё-таки, просто особенной системы перевоспитания мало. Норвежский преступник, думается, изначально имеет психику с немного другим оттенком, нежели российский, американский или какой-нибудь африканский.
Одно фото с пейзажем напомнило по палитре "Охотников на снегу" Брейгеля.
Дайте-ка порву шаблоны. В США сидит более 2 миллионов граждан (в недавно появившихся частных(!!!) тюрьмах на них ещё и неплохо зарабатывают), а законы не в пример жёстче. Они здорово завидуют России, которая планомерно снижает уголовную нагрузку в малоопасных нарушениях. США же - коллектор бандитизма со всего света, и такая либерализация им не светит. Но США также и мировой образец пиара. Все мы поголовно знаем, и не только из кино, что там, дескать, за многие преступления можно откупиться. Так вот - не во всех штатах. Приехать и побандитствовать везде, разбрасываясь деньгами, не получится.

Edited at 2016-11-16 19:10 (UTC)
Ну, тех, кто не перевоспитывается, отправляют обратно в другие тюрьмы. Поэтому статистика о том, сколько процентов снова совершают преступления, некорректна. от тех, кто эту статистику портит, избавляются же.
ну, в данном случае это уменьшение на четверть. А если ещё учесть, что стоимость содержания в этой тюрьме ниже (о чём указано в статье), то вообще благодать - получается лучше, и дешевле.
Хотя да, нужно согласиться с gi_babbar_nin - статистика скорее всего не учитывает отправленных обратно на материк.
Хотите честно, после таких тюрем мразь входит еще более убежденная в своей безнаказанности. Из наших тюрем мразь выходит феерически озлобленной. Чудес не бывает, человек совершивший тяжелое преступление не может быть социализирован, и точка.

Ой простите я насиловал маленьких девочек и закапывал их в лесу но я раскаялся, ай ай ай. Ну что посиди в тюрьме несколько лет и возвращайся друг? Это полный бред.

Тяжелые преступления - смертная казнь. Хулиганство, экономические преступления -огромные штрафы и исправительные работы. Нужно сконцентрировать усилия на шлифовке судебной системы: без ложных срабатываний, неизбежность.
"Хотите честно, после таких тюрем мразь входит еще более убежденная в своей безнаказанности"
Вы опираетесь на какие-то исследования или прогнозируете на основе своей личности?

Если Вы перечитаете статью, то обратите внимание на то, что в этой тюрьме не делается упор на возникновение страха наказания. Ребята стараются осуществить глубинную перестройку личности.

" Из наших тюрем мразь выходит феерически озлобленной."
Судя по тому, что я знаю о наших тюрьмах, я не удивлён. Сложнее представить человека, который вышел бы оттуда полноценной исправленной личностью.
Так у нас тоже самое. Отбыв определенный срок, вправе ходатайствовать о перережимке со строгого, например, на колонию поселение. И тоже, запросто можешь попасть на лес (Архангельская, Коми и т.д.). Работа и бухло. Вот и весь "поселок" по-русски...