Индонезия

Низшая форма жизни: как живут в азиатских психбольницах

big_lala

«Попасть внутрь легко», — говорит нью-йоркский фотограф Андреа Риз. Ее документальный фотопроект раз за разом заставлял девушку открывать двери домов, школ, приютов и лечебниц, где сотни людей существуют в ужасающих условиях, просто потому что считаются сумасшедшими. «Выйти — вот что сложно, — задумчиво продолжает фотограф. — Я до сих пор не могу покинуть эти места в своих воспоминаниях».

Проект Андреа под названием Disorder служит доказательством того, сколько боли можно передать единственным снимком. Фотограф надеется, что серия повысит общественный интерес к нынешнему положению психиатрической помощи в Индонезии.

Я публикую интересные трэвел-истории о местах, куда ещё не успел добраться сам. Ежедневно выходит совместная рубрика с BigPicture.ru

Disorder — зрелище не для слабонервных. Вот женщина протягивает за едой истощенную руку между прутьями решетки, которая лишила ее свободы на 8 лет. Следующий кадр — мальчик, о судьбе которого мы узнаем из описания: «Умер после того, как принял душ». Трагедии здесь — часть страшного существования. Мужчины и женщины проводят свои дни, прикованные цепями, словно собаки, — такое отношение к умалишенным в Индонезии считается нормальным. Повсюду грязь, полнейшая антисанитария. Тем не менее это единственные убежища от стыда и презрения, на которые обречены люди с психическими расстройствами.

1 Всех, кому не помогают лекарства, лечат единственным методом — их заковывают в кандалы или просто сажают за решетку. В Индонезии для обозначения этого способа есть специальный термин — «pasung», который переводится как «ограничение». Метод pasung передавался из поколения в поколение на протяжении веков — местная медицина просто не знает других способов.


2 Лечебница Galuh располагается на окраине Джакарты и является правительственным сооружением Индонезии. Тут принимают всех пациентов, даже тех, чья семья не в состоянии оплатить содержание. Каждые два месяца центр получает определенное количество риса, лапши и растительного масла для больных. Медикаменты не предоставляются.


3 Эви живет в лечебнице более двух лет. Она попала сюда, когда ей было 15 — тогда у нее впервые появились галлюцинации. Ее семья оплачивает проживание.


4 Агус, Лиана и Джармоко содержатся в клетках в Центре нетрадиционной медицины. Владелец «клиники» Джасоно узнал в Джакарте о необычном способе лечения — он ежедневно распыляет на больных воду и поит их специальным травяным отваром. Джасоно уверен, что больным это помогает.


5 Агус поет в своей клетке, сопровождая пение странными танцевальными движениями.


6 Этот центр предлагает убежище для психически больных женщин, а также для беременных и матерей-одиночек, которые были эмоционально травмированы. Как правило, это девочки в возрасте 10 лет, иногда чуть старше. Часто случается так, что матери покидают центр, оставляя детей.


7 Есть несколько школ-интернатов, которые также оказывают помощь душевнобольным. Содержание и лечение в таких местах платное. Методы везде разные, некоторые вызывают недоумение. В колледже боевых искусств силат сейчас содержится около 200 студентов, страдающих психическими расстройствами. Их «лечат» травяными отварами и боевыми уроками. В крайнем случае используют pasung.


8 Шесть лет назад родители Элис поместили ее в исламскую школу-интернат в Мадуре. Здесь пациентов полностью изолируют в маленьких зарешеченных комнатах, мебели и одежды у них нет. Три года назад родители девушки умерли, и теперь ее судьба полностью зависит от владельцев приюта.



Мафтуха страдает от тяжелой формы депрессии после того, как муж ушел от нее к другой женщине.

9 40-летний Саймун не может говорить. Он живет в лечебнице уже пять лет. Все это время одна его нога закована в деревянные кандалы.


10 Отец Аннэ уверен, что ей не требуется много еды. Она провела в комнате без окон целых десять лет, не имея возможности выйти наружу. В детстве Аннэ любила бегать. Сейчас она не может даже встать.


11 Некоторые семьи боятся осуждения и, скорее всего, проблем. Он бросают родных, страдающих от психических расстройств, прямо на улицах Индонезии.


12 25-летний Махаммад прошел специальную подготовку. Он помогает женщинам и мужчинам в исцелении. Ритуал длится сутки — пациенты молятся, пьют отвары и входят в гипнотический транс.


13 Сайпудин закован в деревянные кандалы уже 9 лет. Он живет в задней комнате собственного дома в Восточной Яве. Ноги мужчины давно атрофировались.


По официальным данным, в Индонезии проживает более 19 миллионов человек, страдающих разными формами психических заболеваний. Многие содержатся в лечебницах без определенного диагноза, и неизвестно, смогут ли они когда-нибудь покинуть эти места.

источник

-----------------------------------------------------------------------------------------------

Вам понравился этот пост? Поддержите меня, поставив лайк этой записи в своих социальных сетях, а можно просто написать комментарий! Мне важно ваше мнение!

Не хотите пропустить новые репортажи? Добавляйте меня в друзья и подписывайтесь на обновления блога!

Кроме ЖЖ, я есть в социальных сетях:  Фейсбук | Инстаграм | ВКонтакте | Одноклассники

„семья оплачивает проживание»
А за что там оплачивать??? Наоборот надо приплачивать пациентам и их семьям за такое содержание, как за моральный ущерб.
По тому, как они выглядят, навряд ли им достается много их тех продуктов, которые на них выделяют.

Да...ужасные фото.
Заставлять надо работать , а всякие отвары только делают их злее. Ну а таблетки для трудоспособности можно давать по 10 штук в день. Работа сделала из обезьяны человека.