Почему хлопать в самолёте - позор



И вообще, совершенно бесполезно. Но большинство пассажиров из России бурно аплодируют, стоит их самолёту приземлиться.

Как выяснилось в ходе опроса 5 тысяч человек, проведенного туристическим сервисом Туту.ру, 52% признались в том, что хлопают всегда.

Но это же глупость, дремучесть и вообще - позор! Почему? Есть минимум четыре аргумента.

Читать дальше...Свернуть )
Пост интересный, меня заинтересовали прежде всего технические моменты. Оказывается жесткое касание иногда необходимо, при дождливой погоде это скорее покажет квалификацию пилота, а не ее отсутствие. Что касается позора - то это слишком сильно сказано. Я часто летаю по Европе, и всегда или аплодисментов нет вообще, или очень мало. Когда рядом есть русскоговорящие - чаще всего именно они аплодируют, но далеко не все. Думаю, что и некоторые европейцы аплодируют, за компанию, или потому что так где-то принято. Мне всегда почему-то думается, что это люди, страдающие аэрофобией. Мы ведь водителю автобуса и машинисту поезда не аплодируем. Обычные перевозки, обычная работа. Но если летаешь раз в году или раз в несколько лет, и склонен к панике, то да это стресс, чудо и все такое. Но это не позор.
Ну да, ну да - подкованы в посадке, ILS, полосы, летчика и не делать нечего.

Вы лучше расскажите, откуда традиция хлопать появилась?
Раньше в наших самолетах не было такого
Техника, пилоты и прочее, в общем чушь, не имеющая отношения к аплодисментам. Аплодисментами люди не столько выражают благодарность сколько дают выплеск напряжению. Они только, что находились в процессе падения, а это как ни крути, напрягает нервную систему. В театре хлопают по тойже причине, если представление заставляет зрителя переживать, то уровень оваций будет пропорционален уровню эмоцирнальных переживаний зрителей. С помощью них зрители снимают внутреннее напряжение которое у них возникло в процессе представления. В самолёте тоже самое падаем, напрягаемся, приземляемся расслабляемся хлопаем. Техноп...ры могут не хлопать, они не напрягались...
Ну насчет хлопаний - это стадный рефлекс, а так - посадка, это целый этап полета, причем самый сложный:

Ты стремился к ней, ты совершил тысячи тонких обдуманных действий и расчётов, ты, как говорят лётчики, собрал « в кучу» разбегающиеся стрелки приборов, стабилизировал все параметры; ты уверен, что в результате этих расчётов и действий тяжёлый лайнер — да что там лайнер — ты сам, твой центр тяжести, твой позвоночник — направлен точно в торец этой, скрытой там, внизу, под свинцовой ватой облаков, полосы — и… удар в лицо!
Ты должен этот удар держать.
Ты замираешь на мгновение. Получил — и сразу утверждаешься в мире зримых ориентиров.
Положение посадочное. Идёшь строго по оси. Все стабильно. Короткий вопрос штурмана: «Решение?»
— Садимся, ребята.
Отключил автопилот — и потащило вбок, и надо тут же прикрыться креном и выйти снова на ось, и противоположным креном тут же остановить перемещение, чтоб не переехать; краем глаза — взгляд на скорость и вариометр… сдёрнуть один процент оборотов двигателей… ещё один… как треплет…
Вот он, торец. «Зебра», знаки, пунктир оси — все едва просматривается сквозь густые косые полосы позёмки; последний взгляд на скорость: 270 — норма.
— Торец, пятнадцать! — отсчитывает штурман.
— Десять!
Руки сами чуть подтягивают штурвал — они знают, каким темпом и на сколько.
— Пять!
— Пла-авно малый газ!
— Три! Два! Метр! Метр! Метр! — звенит голос штурмана.
Замерла… Медленно подплывают знаки. Секунда. Другая. Третья. Теперь хорошо добрать. Руки знают.… Все, замри!
Где-то сзади внизу родилось: толчок — не толчок, скорее, уплотнение под колёсами, какое-то шевеление, что-то там задышало. Кажется, покатились.
— Реверс включить!
Держишь штурвалом переднюю ногу, не давая ей опуститься, а педалями помогаешь машине нащупать ось полосы.
— Двести двадцать!
Нос опустился, под полом загремело: катимся.
— Двести!
Реверс набрал силу, тянет за хвост, трясёт.
— Притормаживаю…
— Сто восемьдесят! Сто шестьдесят!
— Торможу!
— Сто сорок!
— Реверс выключить!
И покатились, поехали, порулили в косой позёмке, и с трудом улавливаешь направление и скорость движения; только по боковым фонарям видно, что едем, а не стоим.
Это движение будет все замедляться и замедляться — и плавно затихнет на перроне, превратившись в покой, устойчивость и тишину.
— На стояночном. Выключить потребители. Выключить двигатели. Спасибо, ребята.
Когда летел на Ямайку в95 стюардессы люфтганзы сами призывали похлопать. Но придурки хлопающие при касании полосы реально бесят! Отработал реверс , завернули нарулежку- хлопайте на здоровье!