США

Что осталось после русских на Аляске



Русские пришли, русские ушли, русские вернулись. Вот краткая история острова Кадьяк с 18 века до сегодняшних дней. Именно отсюда началась история покорения «нашей» Америки. Именно покорения, а не открытия или освоения - местные народы вспоминают те времена как «самые чёрные» в своей истории.

Но даже 200 лет спустя в этом медвежьем углу о русских помнят не только плохое.



1 “Мы любим, когда русские возвращаются к нам на Аляску” - говорит Ролан, владелец небольшой транспортной компании и наш пилот.


2 Про него говорят - лучший на острове, он летает по окрестностям уже 40 лет в любую погоду. А она на Аляске капризна и переменчива. Предки Ролана приехали из Европы, один дедушка был финном, другой эмигрировал из Швейцарии. Но сам он там ни разу не был. В 1987 году он совместно с вместе Джо основал небольшую авиакомпанию Hawk Air и возят туристические группы смотреть на медведей в дикой природе. Но сегодня у нас другой маршрут.


3 Канадский самолёт DCH-2 “Beaver” (Бобёр) не просто выглядит олдскульно, это настоящий раритет. Машина 1953 года выпуска, тем не менее, в отличном техническом состоянии: уже дважды проходила капитальный ремонт, а по регламенту двигатель самолёта нужно менять каждые 1500 часов налёта. Несмотря на солидный возраст, оригинальные запчасти всё ещё можно найти у производителя.

“Бобёр” может взять на борт шесть человек, включая пилота. И немного груза: рюкзаки тоже приходится положить в багажные отсек, место для ручной клади не предусмотрено. Каждый пассажир должен привязать ремни и не отстёгиваться до приземления. Наушники - тоже для всех, а не только для меломанов. Чтобы не оглохнуть от шума двигателя, и иметь возможность разговаривать друг с другом и с пилотом. При этом ты слышишь весь радиоэфир, переговоры с диспетчером и другие самолёты.

Аренда гидросамолёта стоит 2 тысячи долларов за 30-минутный полёт “туда-обратно” и время ожидания. Это за весь борт, не с пассажира.


4 “От винта!” - весь день вспомнила старый диснеевский мультик про медведя Балу, летавшего на таком же точно гидроплане. Я уселся на переднем сиденье справа от пилота, чтобы иметь возможность фотографировать, задние окна не открываются, а здесь прямо настоящая форточка, как в автомобиле.

Ролан завёл двигатель, буркнул несколько слов в радиостанцию, получил ответ и выкатил на середину залива. Скорость набрали быстро, я даже не заметил, как лёгкий “Бобёр” оторвался от земли и устремился в небо.


5 Остров невероятно красивый! Если бы я вёл инстаграм, такие фотографии могли бы набирать тысячи лайков. Хотя у меня и в блоге лайки есть: когда дочитаете до конца, не ленитесь нажать на “палец вверх”, чтобы оценить пост.


6 Кадьяк - второй по величине остров во всех Соединённых Штатах. Лишь небольшая его часть обитаема, и совсем небольшой район имеет дорожное сообщение. В другие места можно добраться только по воде или по воздуху. Это роднит Аляску и наш Дальний Восток, где транспортное сообщение порой очень непростое.


7 Раз уж мы заговорили о России (а как без этого), то русская Аляска начиналась именно здесь. Не в целом на острове Кадьяк, а в том самом месте, над которым мы сейчас пролетаем.


8 Бухта Трёх Святителей! Небольшая и укромная гавань стала местом первого постоянного русского поселения на Аляске. В 1784 году экспедиция исследователя Григория Шелихова бросила здесь якоря и начала осваивать остров. 234 года спустя в этой бухте оказался и ваш покорный слуга. Дикие места, на километры вокруг ни души человеческой, только медведи на суше и киты в воде.


9 Здесь можно было приземлиться, на то и нужен гидроплан, но смотреть реально не на что: хоть в интернете и пишут о сохранившихся фундаментах и кладбище, в реальности это просто пустая земля. Всё, что уцелело после цунами 1788 года, было уничтожено большим землетрясением 1792 года. Первый русский город на Аляске простоял недолго, ещё в 1791-м правитель русских поселений на Аляске Александр Баранов распорядился переместить всех в Павловскую гавань (современный город Кадьяк).


10 Нужно сказать, что героического в освоении Аляски было мало. Русские вели себя подобно конкистадорам, не считаясь с правами и желаниями коренного населения, и в том же 1784 году Шелихов устроил “шоу с показом для всего личного состава” - собрал на соседнем небольшом острове Ситкалидак несколько сотен мужчин, женщин и детей и устроил резню, беспощадно убивая людей эскимосского народа алютиик за непокорность.

Спустя полвека Арсентий Аминак, очевидец тех событий, передал свои воспоминания финскому натуралисту и этнографу Хенрику Хольмбергу, который делал отчёт для губернатора Аляски. Хенрик записал следующее: Русские пришли в поселение и устроили ужасающую кровавую баню. Всего несколько людей смогли бежать в Ангяхталек в байдарках; 300 алутиик застрелили русские. Это произошло в апреле. Когда наши люди пришли на то же самое место летом, вонь от трупов была столь сильна, что никто не смог там находиться. Остров с тех пор необитаем. После этого все вожди были вынуждены отдать своих детей в заложники, я смог спастись только благодаря мольбам отца и множеству шкур морской выдры.


1784—1818 годы называют "самым тёмным периодом истории алутиик", он кончился с отставкой Александра Баранова и сменой руководства Российско-американской компании.

Вот такая непростая история этих мест, ныне необитаемых. Ближайшее поселение есть в десятке километров отсюда, и мы летим в посёлок Олд-Харбор.


11 За время короткого полёта погода поменялась дважды. Садиться пришлось в условиях мелкого дождя и очень ограниченной видимости. Но Ролан летает в любых метеоусловиях.


12 Добро пожаловать в Олд-Харбор, ближайший населённый пункт к заливу Трёх Святителей. На своём нынешнем месте посёлок возник спустя 13 лет после продажи Аляски американцам. Во время первой своей переписи 1880 года здесь значилось 160 жителей. К началу 21 века численность населения почти не изменилась, сегодня здесь обитает 200 человек. Старая Гавань - настоящий медвежий угол. Регулярного сообщения нет, дважды в год ходит паром. На скоростном катере до города Кадьяк 3,5 часа, на обычной лодке - все восемь.

Постоянные читатели этого блога знают, как я люблю бывать в таких отдалённых и глухих местах, так что оказаться в Old Harbour для меня было невероятной удачей.


13 Поездка никогда бы не получилась без помощи Свена Хаакансона, американского учёного-антрополога, занимающегося изучением и сохранением культуры народа алютиик. Свен специально прилетел из Сиэтла, где работает в университете штата Вашингтон, потому что без него мы бы сюда не добрались.


14 Свен давно не появлялся в родной гавани. Соседи тепло приветствуют старого друга. Охотно соглашаются подбросить от пристани до посёлка, дорога всё равно одна.


15 Хоть посёлок не имеет никакого сообщения даже с городом, автомобили здесь есть, дороги - тоже, грунтовые. Жители Олд-Харбора не успевают следить за новинками автопрома - ездят на очень старых тачках. Обслуживают их, как правило, самостоятельно, заказывая запчасти с оказией. Если присмотреться получше, будет видно, что почти все машины, что ездят в посёлке, довольно сильно помятые с разных сторон. Да здесь же трафика ноль, во что они врезаются? В медведей? :)


16 Нашей небольшой группе пришлось разделиться: часть уехала вместе со Свеном его родственницей со всеми удобствами, мы с Тимуром оказались в кузове пикапа в компании нескольких очень страшных рыб. Кажется, это были морские черти, но могу ошибаться. Рыбины резво подскакивали на кочках и неровностях грунтовой дороги, то и дело норовя перевалиться через край ящика и свалиться нам в ноги.


17 Случайные люди сюда не приезжают. Вообще никогда. Добраться до Кадьяка дорого и сложно, оказаться в Олд-Харборе ещё сложнее и дороже. Эти места не посещают туристы, потому что им здесь нечего смотреть: достопримечательности отсутствуют, рестораны и музеи тоже, красивая природа на Аляске повсюду. Но для меня оказаться в самом обычном жилом посёлке на краю Америки было настоящим приключением, которое стоило всех усилий, потраченных на дорогу сюда. Потому что самое интересное - увидеть, как живут (или выживают) люди в таких отдалённых уголках планеты. Попадая в подобную “дыру” на окраине России, я всякий раз удивляюсь стойкости и неприхотливости поселенцев: зачем, почему и ради чего они испытывают все неудобства?

Тем сильнее было моё удивление, когда мы приехали в дом сестры Свена. Самый обычный американский дом. Одноэтажный, обшитый сайдингом, с деревянной террасой-палубой на заднем дворе и непременным газовым грилем, повальная мода на который пришла в Штатах лишь несколько лет назад. Такие дома можно встретить повсюду в стране, от Оклахомы до Нью-Йорка. Разве что в “нижних 49” штатах они будут считаться простыми и бедняцкими, а здесь, в посёлке на 200 человек в нескольких часах морем до ближайших соседей — вполне себе ничего.


18 В этом доме живёт Филлис, сестра Свена. Перед вылетом он позвонил ей и сказал, что привезёт гостей из России. Хозяйка тут же принялась суетиться и готовить угощение. Оно удалось на славу.


19 Филлис домохозяйка. Дети выросли и разъехались, она осталась.


20 Обед был сытным! К моменту фотографирования половину же съели. Сыр двух видов, хлопья тунца, охотничьи колбаски и нежнейший дикий лосось. Такой вкусной рыбы я в жизни не ел! Обычный “магазинный” лосось кажется теперь слишком пресным. И не в соли дело.


21 Эскимосские пирожки! Внутри пустые, но структура теста и способ приготовления очень похожи. Совпадения быть не может, народ алютиик перенял от русских многие привычки и традиции. Например, кошек здесь зовут “кис-кис”, а не “пс-пс”, как в остальной Америке.


22 "Красный уголок” тоже не спроста. Икона, лампада, распятие. Большинство представителей народа алютиик - православные. Чуть позже мы отправимся в здешнюю церковь я расскажу, как так получилось.


23 Внутри дом тоже совершенно ничем не отличается от привычных американских домов. Большая гостиная, совмещённая с кухней, несколько спален, ванна с туалетом. Нигде в посёлке "сортиров на улице” замечено не было. У всех канализация и водопровод.


24 Больше всего меня удивили свежие фрукты и ягоды в этой всеми забытой глуши. Корабль сюда заходит, как уже говорил, дважды в год. Значит, продукты и особенно свежие должны стоит нереальных денег! Не в огороде же апельсины выращивают! На самом деле, всё очень прозаично. Еда стоит дороже, чем в Анкоридже (это понятно) или Кадьяке, но не сильно. Никаких шокирующих цен вроде арбуза за 5,5 тысяч рублей и кочана капусты за полторы тысячи. Это реальность Чукотки, причём её столицы, в отдалённых районах ещё дороже.

Интернет изменил жизнь Олд-Харбора, теперь можно заказать продукты онлайн, в супермаркете в Кадьяке. Заказ соберут и пришлют с ближайшей оказией, когда сюда полетит какой-то частный самолёт. Как правило, кто-то постоянно летает и выручает таким образом своих земляков. Это всё равно звучит, как довольно сложная схема, но как видите — здесь не голодают.


25 Дом произвёл впечатление именно своей обычностью. Я ожидал увидеть разруху, дичь и шалаши оленеводов — ну примерно как у нас в таких же отдалённых местах. А у них здесь цивилизация! Иначе в современной Америке быть и не может: в базовые потребности людей входит не только крыша над головой, но и комфортные условия жизни. И обеспечивать их - вопрос самоуважения.


26 Основное занятие жителей посёлка - рыбный промысел. Но весь свой улов они продают на экспорт, в Японию и Китай. Сейчас население Олд-Харбора увеличилось вдвое. Сюда прислали 200 военнослужащих армии США для строительства аэродрома. Поэтому, соотношение гражданских и военных сейчас один-к-одноиму. Но медведей всё равно больше, чем людей.

Для солдат инженерных войск отличная тренировка по возведению инфраструктуры, для посёлка это улучшит транспортное сообщение хотя бы с остальной частью острова, но главное - появится возможность вывозить больше свежих морепродуктов по воздуху. А солдатам и то хорошо, всё же не дачу генералу строят.

(по клику на стрелку “вправо” еще немного крабов)


27 Свен взял машину у сестры и повёз нас смотреть “достопримечательности” посёлка.


28 Промчались мимо расквартированного военного лагеря.


29 Первым делом заехали на свалку. Как раз там, внизу, возле берега, где копаются два жёлтых экскаватора, проложили взлётно-посадочную полосу будущего аэропорта. Она гравийная, но для маленьких самолётов этого достаточно.

Так вот, свалка. Кто посмел устроить помойку в таком прекрасном месте?! Жители используют одну из полянок в качестве места для сбора отходов. Мусор просто сжигают в большом железном контейнере, до этого очередь пока не дошла.


30 Металл сортируют по типу и оставляют гнить. Пока раз в несколько (может пять, а может и десять) лет сюда не придёт корабль, капитан которого согласится забрать всю эту груду ненужного железа с собой. Отдают бесплатно, поскольку вывозить или утилизировать его на острове нет никакой возможности. Даже в таких условиях жители пытаются что-то организовать: автомобили, бытовая техника, старые плиты и холодильники “разложены” по разным частям полянки.


31 Свен привёз нас сюда не для того, чтобы жаловаться в Гринпис. Поселковая свалка привлекает диких зверей, и в первую очередь медведей.


32 Искать их долго не пришлось. “Мишки” как раз лакомились свежим мусором, и подъехавший вплотную автомобиль застал их врасплох. Вот уж не думал, что когда встречу медведя, убегать придётся ему, а не мне. Но так и получилось: животные, видимо приученные к суровому нраву здешних жителей, поспешили ретироваться в кусты.


33 По дороге что-то не поделили, завязалась драка. Три “туриста” с удивлением смотрели, как самые большие и грозные в мире медведи (они живут как раз здесь, на Кадьяке) дерутся из-за просроченного йогурта!


34 Поначалу мы сами стремались выйти из машины, но потом осмелели. Медведи всё это время позорно отсиживались в кустах 🙂


35 Главная улица Олд-Харбора.


36 От русских местное население унаследовало не только имена, религию и пирожки. Оказалось, эскимосы любят париться в бане, и даже строят себе отдельные банные домики. На фотографии как раз баня, не сарай. Заглянуть внутрь не удалось, хозяина не было дома.


37 Кости кита.


38 Городской “парк” и пустая детская площадка.


39 Местным детям интереснее кататься с взрослыми по их делам, учиться ловить рыбу и охотиться на зверя. Когда они вырастут, это пригодится. Уедут не многие, в большие города перебираются люди вроде Свена, чтобы посвятить себя науке или бизнесу.


40 Несмотря на крошечные размеры поселения, в Олд-Харборе есть своя пожарная часть и фельдшерский пункт. Обе службы работают в “домашнем” режиме: ответственные люди всё время на связи, и в случае происшествия немедленно едут на базу, переодеваются и спешат на помощь. Пожарная часть вообще волонтёрская, как часто бывает в Америке: люди не получают деньги за свою службу, это просто круто и очень почётно. Полиции в городке нет вовсе.


41 Единственный магазин работает семь дней в неделю, с 9 утра до 9 вечера. Здесь же крошечный сувенирный отдел. Рассчитан он, скорее всего не на туристов, а на местных, которым хочется увезти с собой “на большую землю” что-то на память о родных местах.


42 Супермаркет - единственное развлечение для расквартированных здесь военных, можно купить шоколадки и сигарет. Алкоголь нельзя. На Аляске с этим вообще довольно строго, из-за непереносимости местным населением есть ряд ограничений в продаже и употреблении.


43 На полках лежат только товары, которые не портятся. Консервы, шоколадки, бытовая химия. Даже ежемесячные поставки свежих продуктов поднимут цены до уровня Чукотки: слишком дорого доставлять. Но даже горошек и памперсы стоят вполне адекватно. Остальное жители заказывают сами через интернет и находят, кто привезёт или добывают самостоятельно. Подножный корм никто не отменял.


44


45 В помещении магазина действует своеобразный детский сад. За ними присматривает работница магазина, пока родители занимаются своей работой.


46


47 На дальнем конце городка виднеются голубые купола православного храма. Они, как и всё здание снаружи и внутри, сделаны из дерева. Церковь Трёх Святителей была построена в 1953 году на месте прежней церкви. В обычные дни здесь ни души, но двери храма никогда не запирают. Своего священника сейчас у них нет, служит отец Иоасаф из Кадьяка, но бывает он здесь нечасто из-за сложной дороги.


48 Русские оставили неоднозначный след на Аляске. Промышленники использовали эту землю для своей наживы, уничтожали зверей и не щадили людей, коренные жители вспоминают те времена как самые тёмные в истории своего народа. И в то же время, русские принесли сюда свою веру, которую эскимосы приняли. Вместе с купцами и промышленниками на Аляске появились миссионеры РПЦ — первыми были монахи Валаамского монастыря.

Как получилось, что два столетия спустя почти каждая коренная семья остаётся православной? Так получилось, что именно в христианстве нашли они защиту от купцов и чиновников. Священники не позволяли трогать православных людей, невзирая на их происхождение, и даже вступали в открытую конфронтацию с представителями государства. К тому же, русская религиозная миссия в Америке не пыталась уничтожить традиционный уклад жизни, как было с другими миссионерами. Монахи позволяли аборигенам сохранять свою культурную самобытность и традиционные виды искусства, а не “цивилизовали” их. Люди алютиик это оценили.


49 На холме над церковью стоит кладбище, просто поле с одинаковыми белыми крестами. Ни имён, ни фотографий. Они здесь ни к чему, все и так знают, где лежат их предки.


50 Нам пора в обратный путь, поспешим на пристань, где Ролан уже завёл свою “летающую лодку”.


50 Назавтра мы улетим кто куда: Свен домой в Сиэтл, а мы - в Москву, наследие которой до сих пор помнят на этой во всех смыслах далёкой земле. Я благодарю Свена Хаакансона и его семью за неоценимую помощь и гостеприимство и компанию Skoda, благодаря которой я оказался в этих дивных диких местах.


Чтобы не пропустить новые репортажи, подпишитесь на обновления блога - кнопку “тык” внизу!

А ещё не забывайте ставить лайки и писать комментарии, если вам понравилось. Спасибо!

Бла-бла-бла...
Вот это почитай
Reservation residents have much lower life expectancy and a higher incidence of disease, legislators told
Eastern Shoshone Recovery’s Sunny Goggles, Tribal Health Representative Kelly Webb and Eastern Shoshone Tribal Liaison Sara Robinson testified at Tuesday’s hearing. (Ernie Over photo)

Part 2 of a series

(Fort Washakie, Wyo.) – Health officials on the Wind River Indian Reservation sought the assistance of the Wyoming Legislature’s Select Committee on Tribal Relations Tuesday in their effort to obtain a Medicare Section 1115 waiver. (See that story here)

Eastern Shoshone Tribal Liaison Sara Robinson testified that the Tribes are also looking to have traditional medicine practices covered by Medicare and Medicaid as well. “We don’t always go to a doctor, or for Western medicine,” she said, referring to enrolled reservation residents. “Those expenses are not reimbursable through Medicare or Medicaid.”

Robinson introduced two reservation health representatives to testify to conditions on the WRIR, Kelly Webb and Sunny Goggles.

“Because of non-reimbursable services and the disparity in health care that we face, young men and women are dying before they reach age 35 because they have no medical care,” Webb testified. She then produced a handout that was developed for the Joint Business Council that listed causes of death, mortality statistics over the past decade and risk factors for reservation residents.

“In Wyoming, the causes of death between 2001 and 2010 of the Tribal population of the state included, in order, Accidents and other adverse effects, cancer, heart disease, chronic liver disease, diabetes and COPD (a respiratory condition,” Webb said.

She also said the Tribal population of the state has much higher mortality than the population at large, according to the State of Wyoming’s Vital Statistics Division.

Goggles related those statistics.

“The incidence of death of Tribal members from cancer, for instance, is 185.7 per 100,000 while it is 173.1 in the white population. For the other leading causes of death, the differences include 170.28 to 164.07 for Heart Disease, 121.01 to 61.75 for accidents or adverse effects, 90.01 to 23.22 for Diabetes, 87.00 to 9.85 for Chronic Liver Disease and 140.00 to 60.00 for Infant Mortality,” she said. In each case, the incidents of death were much higher in the Tribal population.

Among risk factors for Native Americans and Alaska Natives that Goggles said were identified by the Centers for Disease Control included: Unhealthy diet, physical inactivity, tobacco use, geographic isolation, economic factors (poverty), culturally competent providers, cultural barriers, obesity, teen pregnancy, infant mortality, air/pollution, substance abuse, lack of quality and specialty health care, lack of health insurance, psychosocial stress and a hesitation to seek medical assistance.

Goggles also reported that the average life expectancy for the general population is 78.7 years, but for Native Americans it is 71.1 years. In a study of tribal members in South Dakota, she said the life expectancy there was 64 years. In Wyoming, however, she said the average age of death for Native Americans is 53.1 years.

In Part III, we’ll examine how the local Indian Health Service clinics deal with reservation health issues.

http://4dc.b85.mwp.accessdomain.com/2014/01/08/reservation-residents-much-lower-life-expectancy-higher-incidence-disease-legislators-told/