Германия

Руку вверх! Реабилитация в Германии на собственном опыте



Жизнь не будет прежней, но так даже интереснее. Вот уже месяц, как я живу в Берлине, и почти не вспоминаю о тяжёлом переломе : немецкие врачи восстановили руку, хотя я боялся остаться после этой истории инвалидом.

У меня был опыт лечения в России и возможность сравнить с тем, как это происходит в Европе. Впрочем, хватит сравнений — сегодня без оглядки на нас, расскажу о том, как проходила реабилитация в Германии, как найти подходящую клинику, и сколько это стоит. Раз всех интересуют только деньги...



Наверное, медицинский туризм можно сравнить с обычным в том плане, что собираясь в отпуск, люди выбирают лучшие отели и дорогие рестораны, даже если сами живут в пятиэтажке и обычно питаются дома. Я не рекламирую лечение в Европе и не говорю, что в родной стране вам точно не помогут. Просто делюсь своим опытом и рассказываю, как это было и как вообще устроен «медицинский туризм».

Да, лечиться в Германии дорого. Но очень эффективно. Дешевле, чем дома точно не будет. Но на здоровье нельзя экономить, особенно если речь не о профилактике или чекапе, а о травме или серьёзной болезни. На операцию и восстановление я потратил все сбережения, так что путешествий в этом году будет гораздо меньше. Но главное здоровье.

Я не хотел разглашать стоимость моего лечения в Medical Park, поскольку это мало того, что личная информация, для каждого случая и пациента цена будет отличаться: всё рассчитывается индивидуально, потому что у всех разные случаи и разное лечение, процедуры и.т.д : называть конкретную сумму просто неправильно. Напишите запрос в больницу - вам всё посчитают, это бесплатно :)

За две недели (столько я фактически там был) меня «поставили на ноги» (если можно так говорить о руке) и вернули к нормальной жизни — после курса реабилитации в московской больнице я приехал в Германию практически инвалидом. А Medical Park это одна из лучших ортопедических и неврологических клиник в Берлине. Если ваше состояние не требует стационарного лечения, можно пойти не в больницу, а в праксис — самому посещать врача, проживая в отеле или в съёмной квартире: в моём случае без стационара было не обойтись. Вот и расскажу, как это было.



ГоспитализацияМы приехали в пятницу. В клинике время заселения с 10 до 12 часов утра. В холле стойка респепшен, ну точь-в-точь как в отеле, и сам процесс регистрации ничем не отличаешься: предъявляешь паспорта, подписываешь анкету, получаешь магнитный ключ от комнаты. Можно поднимать вещи и располагаться поудобнее.


Минут через 15 пришла медсестра, заполнила подробную анкету (уже медицинскую), распросила про все болезни и болячки, уточнила насчёт противопоказаний, аллергии и хорошо ли я сплю ночью. Сколько воды в день обычно выпиваю? Два литра? Хорошо. (На следующее утро под дверью стояли две литровые бутылки воды, и дальше так каждый день).



Заглянул мой лечащий врач, поздоровался. С моим диагнозом он уже ознакомился заочно, пришёл познакомиться как с человеком. Внимательно осмотрел плечо, прощупал, проверил подвижность руки. 30 градусов вперёд, 30 вбок, назад — ноль. Да, не густо. Будем работать, говорит. Забрал рентгены, которые я привёз с собой, а когда вернулся, подробно объяснил на снимках, что именно со мной произошло, в каком конкретно месте был перелом, как собирали плечевой сустав по обломкам во время операции — удивительно, но это было впервые за 2,5 месяца болезни, когда кто-то «читал» и объяснял мне снимки, причём он разговаривал обычным человеческим, а не «птичьим» языком. Я-то привык, что врачи обычно засыпают тебя медицинскими терминами и ты тупо киваешь головой, делая вид, что что-то понимаешь. Потом я уже привык, что в этой клинике все так объясняют, чтобы ты понял.

После осмотра и прочтения снимков мне определили программу занятий, с 9 утра до 5 вечера с перерывами на обед и отдых. Про питание в немецкой клинике сказано уже столько, что не буду повторяться (читайте пост, если пропустили).



На другой день, в субботу, пришёл профессор Карстен Драйнхёфер, руководитель ортопедического отделения и медицинский директор клиники. Тоже осмотрел меня, поводил рукой в разные стороны, посмотрел снимки и предложил пойти ещё раз «сфоткаться». Как оказалось — не зря: новый рентген, сделанный в другой проекции, показал что один из шурупов, фиксирующих титановую пластину в моём плече находится очень близко к краю кости. Ничего критичного, но нужно быть предельно осторожным, и наблюдать дальше. В Москве делали снимки только в положении стоя, потому этого не было видно.



Физиотерапия — всему голова. Уже через два дня занятий в Medical Park я стал чувствовать руку гораздо лучше, чем после двухнедельного курса в Москве. Почему? Ведь там тоже была физиотерапия: подключали электроды к плечу и подавали малые токи. И массаж был: после почти двух месяцев ношения фиксирующего ортеза позвоночник напоминал вопросительный знак. Вот спину и разминали, не притрагиваясь к плечу. Почему так вышло — не знаю.

В Германии физиотерапия это когда плечо мнут, массируют шов, растягивают мышцы повреждённой конечности. Разрабатывают руку в прямом смысле — двигают ей за меня. За время, проведённое без движения, мышцы стали совсем короткими, их нужно вручную вытягивать и делать лифодренаж. В месте оперативного вмешательства ещё и неслабая гематома образовалась, так что не удивительно, что рука не работала. Физиотерапия это не очень приятно, но очень эффективно: с каждым днём я могу делать больше, тянуть руку дальше и выше, чувствую как силы возвращаются.



Занятное упражнение — «бегать» пальцами по стеночке. Оно не только позволяет разминать руку и учиться поднимать её выше, но и отслеживать свои результаты. Например, на этой фотографии мой максимум для того времени, руки примерно на уровне головы, а сейчас они поднимаются значительно выше. Причём подвижность-то у руки есть, но сил её поднять не хватает. Взять и «накачать» мышцы так просто нельзя, они все слиплись, поэтому на физиотерапии мне и разрабатывали их с таким усердием. А сначала, из-за неправильной реабилитации, у меня возник дисбаланс в разных группах мышц, одни уже имели какую-то силу, другие оставались обессиленными. В результате, я не мог нормально поднимать руку, помогал себе всем плечом или спиной (это видно на фото) и потребовалось много времени, чтобы избавиться от этой дурацкой привычки (до конца она так и не ушла пока).



В Medical Park занимаются восстановлением людей не только после травм, но и после инсультов: это гораздо хуже, чем перелом. Нужно учиться жить заново, тело не слушается совершенно, ты не можешь нормально ходить, разговаривать, управлять своими пальцами.



Для разработки таких навыков в неврологическом отделении имеется множество специальных аппаратов: на одних тебя подвешивают как будто на подтяжках, и тренажёр «ходит» за пациента его же ногами, штуковина на фото разрабатывает пальцы руки: наше тело очень крепко связано с мозгом, а после инсульта он отказывается давать нужные команды и человек просто не может ничего делать. хотя головой понимает, как это должно работать, но тело не слушается.

Здесь занимаются пациентами, страдающими как врождёнными, так и приобретёнными заболеваниями головного или спинного мозга, болезнями периферической нервной системы и мышц.



Вторая составляющая успешной реабилитации это лечебная физкультура. Спортзал в клинике почти не отличается от обычного, кроме нескольких специфических тренажёров (покажу их ниже) и главным образом того, что пациенты делают упражнения без большой нагрузки. Так, вполне привычный для любой «качалки» тренажёр замечательно вытягивал мою больную руку вверх, притом я делал это легко и без усилий. При желании, нечто подобное можно соорудить и дома, при помощи обычной скакалки: очень полезно.

В одном из прошлых постов читал едкий комментарий про «скалодром, по которому ползают поломанные инвалиды». Ну что же, не все одарены умом, кому-то это может показаться смешной шуткой или даже издёвкой, но именно скалолазание эффективно помогает восстанавливаться спортсменам после травм, а ещё это один из лучших способов физической адаптации детей с ДЦП или синдромом Дауна. Так что, стенка здесь более чем уместна.



«Ручной» велосипед, просто волшебный тренажёр, он и мышцы рук укрепляет, и отлично разрабатывает движения.



А ещё здесь нет беговых дорожек. Но есть «ходовые».



Кресло-тренажёр для подъёма и отведения руки в сторону. Чувствовал себя киборгом в этом кресле 🙂



Больше всего (признаюсь) мне понравились занятия в бассейне. Я вообще люблю воду, хоть и не умею плавать, всегда таскаю в путешествия плавки, а вдруг в отеле окажется бассейн или джакузи. Да глядя на фотографии этого бассейна вы и не подумаете, что он тоже лечебный, а не для удовольствия. Для кого тогда эти курортные лежаки за моей спиной? Но вход сюда возможен только в сопровождении врача. Есть групповые и индивидуальные программы, в том числе для тех пациентов, кто не может ходить — специальное кресло опускает человека в воду.



А в воде с больным происходят чудеса! Ноги сами начинают холить, обессиленная рука легко двигается во всех положениях. В бассейне я впервые за время болезни мог полноценно двигать рукой и плечом, как будто никакого перелома и не было. А ещё — никаких неприятных ощущений или боли. Движения, которые мы «разучивали» на аквагимнастике напоминали средневековый немецкий танец — руки в стороны, шаг вперёд, два шага назад, па-ва-рот! Сейчас почти все эти движения я могу делать уже и без воды, а тогда было сложно.



В Германии считают, что начало реабилитации нельзя затягивать: здесь она начинается почти сразу после операции. Худшее, что можно сделать для больного после травмы — отправить его на два месяца валяться домой в гипсе или ортезе. Другое дело, что здесь человек после травмы может эти же два месяца провести в таком реабилитационном центре, под наблюдением медиков.

В Medical Park, в основном, специализируются на длительном лечении и уходе за пациентами после операций по протезированию суставов и хирургии позвоночника, в том числе в связи с травмами после аварий, аварий, и на лечение врожденных и приобретенных нарушений опорно-двигательного аппарата, особенно артрита, дефектов позвоночника и остеопороза.



Третий кит реабилитации — эрготерапия. Это специальный курс «Ежедневной активности», где пациентов учат заново пользоваться бытовыми предметами, ходить за покупками, мыться в душе, водить машину. В России эрготерапией почти не занимаются, нет оборудованных помещений…А ведь очень важно не просто научить пациента двигать конечностями, но и использовать их правильно.



В Берлине эрготерапии уделяют как раз очень много времени, чтобы дать возможность пациентам тренировать функции, пострадавшие в связи с болезнью. Прямо в больнице сделаны «игровые» комнаты — супермаркет и квартира с оборудованной кухней и ванной комнатой.



Между «супермаркетом» и спортзалом стоит ярко-синий BMW X1. С одной стороны это реклама, Medical Park сотрудничает с баварским концерном. Но машина тут не просто для привлечения внимания. Это тренажёр, где восстанавливают навыки вождения, улучшают скорость реакции, учат садиться и выходить из машины.

Незадолго до того, как лечь в клинику в Берлине, я пробовал водить машину. Делал это одной лишь правой рукой, ей же в том числе включая поворотники и закрывая свою дверь. Получалось не очень, удовольствия не приносило, но в целом жить можно. Конечно, это не безопасно, но левая рука едва дотягивалась до руля, а чтобы его поворачивать и речи не могло быть. Когда я впервые пришёл на эрготерапию, оказалось что я могу обхватить «баранку» уже двумя руками! А через несколько занятий рулил уже как прежде. Очень здорово, что есть такие тренажёры — можно практиковаться не выезжая на настоящую дорогу.



Если во время отлёживания дома в ортезе у меня каждый день были какие-то новые боли, неприятные ощущения или дискомфорт, то теперь наоборот, с каждым днём становится лучше, я вижу результат, тянусь дальше и выше.

На фото со мной профессор Драйнхёфер.



Medical Park можно назвать санаторием, разве что в санаторий, как на курорт, приезжают в первую очередь отдыхать, а здесь пациентов ждёт интенсивное лечение. В семь часов утра я спускался вниз за терапевтическим планом видел и своё расписание на день. Оно было плотным, между завтраком, обедом и ужином почти не было свободных минут — только успевай переодеваться между физиотерапией и бассейном. Свободное время после ужина мы с женой использовали для прогулок по Берлину. Да, к пациентам здесь относятся как к гостям, и за пределами медицинских кабинетов было ощущение, что мы в пятизвёздочном отеле. Атмосфера душевного покоя — вот что на самом деле важно, особенно на контрасте с обычными больницами в России. Спокойствие и комфорт (как и качественная еда) способствуют быстрому выздоровлению не меньше, чем сами тренировки.



Хамить будете дома, с мамочкой. Врач из вас хреновый, читатель тоже. Так, хамливый мудак как-той.

>>Нигде в мире физио не начинается сразу после операции

Начинается в Германии, к примеру. В том объёме, насколько это безопасно и идёт на пользу пациенту, а не ему во вред.