Alexander Belenkiy (macos) wrote,
Alexander Belenkiy
macos

Categories:

Кирицы. Туберкулезный дворец для Золушки.



Серая и унылая погода заканчивается, небо проясняется, и этот фотоотчет будет совсем непохож на безликий Шацк или гопническое Сасово. Туберкулезный санаторий (!!!!) в Кирицах - настоящая архитектурная сказка. Но ничего веселого внутри этого дворца с желтыми стенами не происходит.










Кирицы - рязанское имение С.П.Дервиза, сына строителя Московско-Казанской железной дороги. Усадьба расположена на правом берегу речки Прони. С другой стороны усадьбы (с той самой, которая видна с шоссе) - овраг небольшого ручья, впадающего в Проню. Плавный спуск к реке и послужил местом постройки настоящего дворца, возведенного в 1887-1889 году по проекту Ф.О.Шехтеля. Когда-то усадебный комплекс включал в себя еще конный двор, церковь, висячие мосты через овраги, въездные ворота, ограду, гроты, систему прудов. Талантливому зодчему удалось настолько органично вписать постройки в окружающии пейзаж, что с течением времени Кирицы не утратили своего обаяния "сказки наяву".
Многое не сохранилось, а что сохранилось - подвергалось медленному разрушению. Ничего удивительного - расположенный здесь в настоящее время санаторий (для детей, больных нелегочными формами туберкулеза) - не самое богатое учреждение. Однако... деньги все же нашлись, и недавно в Кирицах проведена реставрация.












После войны здесь снимали "Золушку". Режиссеры Надежда Кошеверова и Михаил Шапиро очень удачно выбрали место для натурных съемок - ведь усадьба в Кирицах уже готовая декорация для сказки. В волшебном замке когда-то давно – как и положено уважающей себя сказке – жили-поживали фон Дервизы – и это уже совсем другая история. Сказка о том, как предприимчивый потомок немецкого рода стал российским графом Монте-Кристо, – так шутя называли современники Павла фон Дервиза. А началась она в XVIII веке, когда первые представители немецкого рода переехали из Гамбурга в Россию служить новому престолу. Тогда горделивого «фон» и благородного «дер» не было и в помине, фамилия немецких «гастарбайтеров» звучала как Визе. Дворянское звание со всеми приставками появилось по милости российского императора Петра III за «прилежные труды» Иоганна-Адольфа Визе в Юстиц-коллегии. По-новому история рода засияла во второй половине XIX века, при первой попытке построить в России капитализм. Времена «первичного накопления капитала» выдвинули «новых русских», так же как это произошло в «лихие 90-е» прошлого столетия.

















Одним из самых богатых стал Павел Григорьевич фон Дервиз. Первые шаги будущего миллионера ничего такого не обещали: он родился на юге Рязанской губернии, в городе Лебедяни (ныне Липецкая область), в семье директора Гатчинского сиротского института и, как и несколько поколений предков, состоял на службе у государя, пока не взял колесо судьбы в свои руки. В 1857 году Павел Григорьевич уходит с государственной службы и начинает новое для себя, да и для всей страны, дело – строительство железных дорог, ту пору казавшееся чем-то уж совсем утопическим. Характерно заключение солидного Баварского королевского медицинского совета: «Строительство железных дорог нанесло бы ущерб общественному здоровью, движение со скоростью больше 41 км/час неминуемо вызывало бы у путешествующих сотрясение мозга и сумасшествие, а у публики, находящейся возле железной дороги, головокружение и тошноту».

Тем не менее, Европа уже переживала железнодорожный бум, Павел Григорьевич фон Дервиз в числе передовых людей своего времени приступил к новому делу с азартом, заняв пост председателя правления общества Московско-Рязанской железной дороги, убеждал частных инвесторов вложиться в новое дело и, судя по результатам, весьма успешно, ведь карты и чертежи весьма скоро материализовались в реальные километры железной дороги, соединившей Рязань со столицей.

Но по-настоящему фон Дервиза озолотил другой проект – Рязанско-Козловская дорога, крупнейшая «хлебная» артерия страны. Она была построена в рекордные сроки и в первый же год принесла несметную прибыль, положив начало «железнодорожной горячке». Блестящий менеджер для своего времени, Павел Григорьевич фон Дервиз в глазах света уже не выглядел авантюристом и фантазером, приобретя репутацию респектабельного предпринимателя, одного из самых богатых людей России. Ему принадлежала недвижимость в Москве и Петербурге, во Франции и Швейцарии, имения в Рязанской губернии. За спиной его в шутку дразнили российским Монте-Кристо, говорили, что он «богат как Крез». Завидовали.
Казалось бы, занавес закрывается: классический хэппи-энд.













Говорят, нет ничего хуже для родителей, чем пережить смерть своего ребенка. Рязанский Монте-Кристо пережил это несколько раз. Диагноз – костный туберкулез (болезнь тогда малоизученная и практически неизлечимая) стал для его семьи поистине роковым. Для того чтобы спасти детей, он бросил все и уехал в Ниццу, врачи рекомендовали местный климат как чуть ли не последнюю надежду. Уже там фон Дервиз построил знаменитую виллу Вальрозе, которая сохранилась и поныне, открыл для местных детей школу, которой впоследствии было присвоено его имя. Однако это не помогло. Умер сын. А потом в одночасье мир рухнул: не стало любимицы – 16-летней Вареньки.

Ее смерть приблизила кончину и самого отца: в тот миг, когда он увидел гроб с телом дочери, не выдержало сердце...
В семейной хронике фон Дервизов полно странных совпадений, которых кроме как мистическими и не назовешь. Так, после революции в кирицком дворце организовали санаторий, в котором и по сей день лечат детей со всей страны именно от той самой болезни – костного туберкулеза.
Да еще друзья и знакомые шептались о родовом проклятии, якобы рожденном любовным треугольником: русский Монте-Кристо влюбился в свою будущую жену, когда та уже была замужем. Вскоре ее муж скончался при весьма загадочных обстоятельствах. А по светскому обществу поползли нехорошие слухи…

После смерти Павла Григорьевича дело перешло к старшему из двух оставшихся сыновей – Сергею. Музыкант по образованию, к прозе предпринимательства оказался совершенно не готов: достаточно быстро умудрился потерять почти все огромное состояние отца. Строительство Кирицкого дворца окончательно разорило фон Дервиза и сделало знаменитым до той поры еще никому не известного молодого архитектора Федора Шехтеля. Впоследствии Шехтель стал легендой отечественной архитектуры и автором проекта здания Ярославского вокзала в Москве.
Кирицкий дворец – это ожившая сказка: башенки, орлы, арки, лестницы, спускающиеся к прудам, мост Любви и статуи кентавров, гроты с настоящими кораллами, которые привозили со Средиземного моря… Но первый хозяин всей этой красотой любовался недолго, предпочел навсегда уехать в Париж, передав пошатнувшееся семейное хозяйство в руки младшего фон Дервиза – Павла Павловича.

Во время войны с Германией Павел Павлович из патриотических соображений меняет фамилию, с тех пор он Луговой. Революцию встречает с воодушевлением, ведь все гуманистические лозунги новой власти – это то, о чем он мечтал, что представлялось ему верным и правильным. Добровольно передает Советам все имущество и собирается стать простым учителем математики, но становится беглецом: только предупреждение от своих же крестьян спасает его от казни по законам революционного времени.
Его арестовывают в Петрограде, но вновь находятся заступники – благодарные ученики. По личному распоряжению Ленина, снабдившего Лугового «охранной грамотой», его отпускают. Павел Павлович возвращается на родную землю. На его конном заводе организованы Рязанские кавалерийские командные курсы. Туда-то он и устраивается работать преподавателем математики – как и мечтал когда-то. Уроки фон Дервиза запомнили многие будущие военноначальники, в том числе легендарный маршал, герой Великой Отечественной войны Георгий Константинович Жуков…



Закончил жизнь бывший богатейший помещик, блистательный гусар, любимец дам из высшего света и гуманист в нищей избе в деревне Максатиха (в современной Тверской области) в грозном 43-м. До конца войны оставалось два года, а пожилой продолжатель славного рода так и не успел дописать собственный учебник математики, над которым самоотверженно трудился в самые тяжелые минуты жизни.










Через три года после его смерти в Кирицах снимали знаменитую «Золушку». И трогательный искренний король произносил фразу, так хорошо иллюстрировавшую судьбу нескольких поколений хозяев сказочного замка: «Когда-нибудь спросят: а что ты можешь, так сказать, предъявить? И никакие связи не помогут тебе сделать ножку маленькой, душу – большой, а сердце – справедливым».




При написании отчета использованы материалы сайтов proselki.ru и rzn-city.ru.
Tags: Кирицы, Россия, Рязанская область, Фото, Фотопоездки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 51 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →