Псковское путешествие, часть девятая. Усадьба "Волышово"



Усадебный комплекс Волышово знаком многим любителям заброшенностей. Наверное, это один из самых популярных заброшенных объектов в Псковской области.
Давно нет ни окон ни дверей, каменную ограду по кирпичикам растащили местные жители. Все как обычно - в России сотни и тысячи таких усадеб: богатых при царе, нужных при Совке, а теперь стоящих и сверкающих глазницами мертвых окон.
Этой усадьбе повезло - здесь еще теплится, хоть в самом крошечном уголке, теплится жизнь.





Съезжаем с трассы - сразу кончается связь. Кое-как, прыгая и залезая на деревья, ловим несколько делений. Отзваниваемся, что преехали. Нас встречает смотрительница усадьбы и главный ветеринар Людмила Александровна Яковлева.



Она проводит нам небольшую экскурсию по усадьбе, явно смущаясь - конезавод знавал куда лучшие времена.

Когда-то конюшни графа Строганова были знамениты на всю страну, принося заслуженную славу, как их владельцу, так и самим рысакам. Однако после революции 1917 года хозяин усадьбы был вынужден оперативно сбежать в Париж, оставив большевикам и состояние, и усадьбу с лошадьми.



В 1927 году в Волышово был создан конезавод, питомцы которого все последующие годы составляли славу советского конного спорта. Но времена меняются - уже в перестройку про один из лучших питомников страны забыли, потом на него забили - и пришлось его сотрудникам выживать самостоятельно. Но для усадьбы это означало начало конца.



Людмила Александровна и сегодня со слезами на глазах вспоминает, как элитных лошадей приходилось отправлять на мясокомбинат – только, чтобы не видеть, как они мучаются от бескормицы и холода. Как следствие, от былого табуна в 400 голов (в 1988 году) осталось всего 150, которые по-прежнему остаются главной головной болью здешнего сельхозкооператива (да, такое до сих пор существует).





Двадцать пять лет назад, когда Людмила Александровна приехала в Волышово работать ветеринаром, этот дом, как и остальные в усадьбе еще не были разрушены. Как раз в этом доме, на втором этаже она жила. Потом дали другое жилье - в самом поселке, а это понемногу стало ветшать и разваливаться.



"Содержание одной лошади обходится в 5 тысяч рублей в месяц" - говорит Людмила Александровна. - "Нетрудно подсчитать, что за год сумма вырисовывается вообще астрономическая. Есть только один метод сделать табун рентабельным: разводить лошадей на продажу, но их покупают сейчас плохо. Цена элитного рысака может доходить до нескольких сот тысяч долларов, однако, прежде он должен продемонстрировать свою резвость на ипподроме".



Но выживать нужно - они не могут просто взять и бросить лошадей и уехать. Причины две, и можно долго спорить, какая главнее: они любят лошадей и ехать им некуда. В родных краях заниматься больше нечем, а когда за пятьдесят, не очень-то сменишь область деятельности. Поэтому вот уже несколько лет конезавод занимается более прибыльным делом - разводит коров. Именно буренки позволяют хоть как-то держаться на плаву.





Общее стадо коров в сельхозкооперативе, куда входит конезавод - 1200 голов. Но и оно неспособно прокормить деревню: слишком велика разница в ценах: за сданный литр молока хозяйство получает 8 рублей, а за литр дизельного топлива платит 19.




А еще в усадьбе сохранился манеж. Если это можно назвать "сохранился" - хотя все стены и перекрытия целы. Ему двести лет и его полезная площадь больше, чем у московского Манежа.



Государство все же немного субсидирует конезавод - за каждую лошадь платят примерно 500 рублей в месяц. Что в десять раз меньше необходимой суммы для прокорма животных. А о зарплате для сотрудников речи вообще не идет - крутитесь, как можете.


Несколько лет назад завод мог быть спасен - внезапно верховой ездой заинтересовалась одна высокопоставленная московская особа (есть сведения, что это была Елена Батурина). Она стала спонсировать конезавод, давала деньги, хотела восстановить усадьбу и построить здесь первоклассный отель.


Но случилась беда - тетенька упала с лошади и подвернула ножку. Разозлившись на одного конкретного скакуна, она порвала всяческие отношения с Псковским конезаводом.




С тех пор меценатов у завода нет. Пока спасают коровы. А что будет дальше?


Мы очень долго бродили по усадьбе. Так долго, что BMW наших товарищей буквально вмерз в холодную землю. На этот раз своими силами не справились - пришлось вытягивать трактором.

Читать этот материал на RuTowns.ru

[ ВСЕ РЕПОРТАЖИ ПСКОВСКОГО ПУТЕШЕСТВИЯ ]

А еще фотографии из Волышово можно посмотреть у Димы mordolff вот здесь. Там совсем нет текста, зато потрясающе красивые фотографии.

Вот не знаю.. Мне кажется, это все российская безалаберность и нежелание ничего делать и нести ответственность. Никому ничего не нужно. Думаем, что все само как-нибудь наладится, а ничего оно не налаживается, только хуже становится.
Это с нашей страной связано :) конный спорт - развлечение для состоятельных, довольных жизнью людей. А как у нас с этим?

И финансирование как таковое тут нужно (только не государственное, естественно).

Но скорее важна невидимая рука рынка и спрос-предложение. На высокого уровня лошадей спрос есть, но его успешно удовлетворяем мы с помощью Бельгии, Голландии и Германии.

Скорее всего лет через 5-10 и у нас появятся нормальные лошади из России. А пока учимся на зарубежных.