Беларусь

Беларусь-2010, часть пятая. Пинск



В Пинске мы оказались ранним утром. Главным желанием участников автопробега был завтрак. Немного покатав "змейку" по городу, я примерно определил местонахождение исторического центра (по большому количеству припаркованных машин в выходной день), и мы отправились на поиски еды!






Этому пьянчужке так понравилась BMW, что он решил ее купить. Обхаживал машины со всех сторон, потом подошел к водителю Бумера и спросил "Сколько?". Какой там диалог был дальше, я не слышал, но мужик очень быстро ушел в сторону местного вытрезвителя.


На одной из главных исторических площадей Пинска разворачивалась широкая ярмарка мёда.


По площади, между Лениным и бывшим коллегиумом Иезуитов ходила толстая монахиня и говорила по телефону. Монашка оказалась "ряженой", к сожалению, вместе с огромным мужиком в русско-еврейской жилетке, изображавшего медовара.


А вот и сам Владимир Ильич.




Я очень жалею, что мы не зашли в это здание, бывший иезуитский коллегиум. Сейчас там располагается музей Полесья, это как раз было бы очень интересно. А вот немного исторической справки о здании:

Одним из самых состоятельных монастырей ордена в Беларуси по праву считался Пинский. Сюда иезуитов пригласил в 1630 году местный стольник М.Ельский, который подарил им собственный дом. А в 1632 году они получили значительное пожертвование на обустройство от канцлера Великого княжества Литовского Альбрехта Станислава Радзивилла, одновременно занимавшего должность пинского старосты.

За 1694 – 1738 года был выстроен ещё один трёхэтажный корпус, который под прямым углом примыкал к старому зданию монастыря и был ориентирован главным фасадом на рыночную площадь. В итоге, в плане коллегиум получил Г-образную форму. Размеры его были внушительными, и современники называли строение самым крупным зданием подобного типа в Великом княжестве Литовском. Фундамент этого памятника архитектуры имел глубину в пять метров, что на полметра больше чем аналогичное сооружение в знаменитом Мирском замке.


Но мы спешили, мы искали еду! Пинские рестораторы, хоть уже вышли на улицу, открывать свои лавочки не торопились.


Мы пролетали мимо сквериков с монументами и памятниками, не успевая остановиться и почитать хотя бы, кому они.






Остановились разве что около памятной доски возле старой школы, где учился первый президент Израиля Хаим Вейцман.


А еще в Беларуси какие-то западные бренды переводят на кириллицу, как вот этот Цептер. А McDonald's у них как раз наоборот, на английском. Даже удивительно.




Что мне еще очень нравится в этой стране, так это то, что Жигулей днем с огнем не сыщешь! Они не запрещены, нет. Просто в стране небольшие ввозные пошлины, и люди понимают, что лучше купить старый мерседес, опель, рено или другого европейца, чем новый тазик. Поэтому российский автопром здесь - настоящий раритет, и год выпуска тазиков, катающихся с белорусскими номерами, как правило, до 1995-го.






Впервые в Пинске было обраружено несколько заброшенных домов, аккуратно закрытых сеткой и с написанными краской словами "Реставрация".


Внезапно на горизонте замаячила гостиница "Припять" - там мы и покушаем - решили все, и не сговариваясь, отправились в рэсторан "Андрэ".


О том, что было в ресторане, о том, что все успели поесть по 4 раза, а мне замечательная, но очень медлительная официантка "Оксана из Полесья" не принесла даже чертовых сосисок с кетчупом, я промолчу.
В какой-то момент я оставил честную компанию наслаждаться блинчиками со сгущенкой (товарищи хотели со мной поделиться, но я не ем сладкого с утра, я ждал сосиски!), и отправился гулять по набережной реки Пины.






Набережная была пустынна и красива, легкий туман ниспадал мне на плечи. Редкие прохожие приподнимали шляпы и чуть заметно кивали мне головой...


Да, набережная понравилась мне в Пинске больше всего. Тихая, уютная, и какая-то вдохновительная. Наверное, гуляя регулярно по этой набережной, я мог бы написать какую-нибудь интересную книгу.


Заходил бы в этот корабль-бар пропустить стаканчик.


Ходил бы в гости в этот дом.


Но я, похоже, увлекся! Пора возвращаться назад, и есть, наконец-то, свои сосиски!




Возвращаясь в гостиницу, я услышал разговор вот этой сидящей на набережной парочки. Они читали письма известного белорусского поэта Якуба Коласа какому-то другому известному поэту. Вслух. Друг другу по очереди. Не знаю кто они, муж и жена, соседи или старые друзья, не видевшиеся вечность - но эта парочка смотрелась очень мило.


А мы уже всей толпой пошли дальше по набережной, в направлении парковки. Поскольку все время, что можно было бы погулять по городу, мы потратили на завтрак. Сосиски так и не принесли, я все-таки скушал две порции каких-то блинчиков, но терять время уже не хотелось.


Мы вышли на задворки собора Францисканцев, еще одного церковного ордена, расположившегося в Пинске.


Во дворе собора играли францисканские дети.


За ними наблюдал сам святой Франциск. (фото: otrip )

Времени не осталось совсем. Нас ждал Брест, и мы, к большому сожалению, уехали из Пинска, так и не успев ничего посмотреть.

Правда, некоторая часть нашей группы не пошла завтракать к "Андрэ" и пошла гулять по городу, наткнувшись на непонятное сооружение:


Но об этом вы можете прочитать в журнале одного из участников автопробега вот здесь.


В целом Пинск и пинчане мне понравились. Хороший город, интересный. Стоит того, чтобы сюда вернуться.


Ярмарка мёда тем временем набирала обороты. Правда, мёд был в-основном российский, скорее даже башкирский. Обидно за белорусских пчеловодов.


Мы же поехали на максимально допустимой скорости в Брест. Продолжение - завтра!





Да, быстро вы проноситесь галопом - ни на что времени нет - все-таки кое-что интересное попадает на фотографии,но отстраненно - ваших чувств и мыслей не затрагивая.И еще, не обижайтесь, пожалуйста,но желудочно-кишечная тема присутствует - не понимаю зачем.
(Анонимно)
спасибо! как всегда. очень интересно
Знаешь. благодаря твоим отчетам, я уже думаю - а не уехать ли на неделю туда, что б ознакомиться с другими белорусскими городами?
Наводка. Будете в следующий раз на белорусском Полесье, посетите деревню Кудричи - это аутентичная белорусская деревня, а не музей-новодел. В дожди там народ издавна на лодках по делам плавает - полесская Венеция. И люди там называют себя полешуками.