Беларусь

Беларусь-2010, часть шестая. Закозель



Дорога от Лунинца до Бреста буквально усеяна артефактами из прошлого: сверни в любую деревню - и вот тебе заброшенный средневековый готический замок или усадьба 18 века. А заброшенности в Беларуси не в пример лучше отечественных - они интересные. Даже эта маленькая усыпальница известного польского рода (все, что осталось от некогда большой усадьбы) - куда интереснее огромных недействующих заводов с кучей одинаковых перекрытий.




После Пинска один из участников автопробега, Сережа на BMW, попросился быть ведущим колонны. Сказано - сделано. Я поехал замыкающим, чтобы CB-рации были распределены "через одну машину". Увидев рапсовое поле, я не смог удержаться от соблазна - и заехал прямо туда.







Тем временем колонна терпеливо ждала на обочине, курила и фотографировала друг друга в рапсе.
Поснимали-поехали дальше. Бумер бодро держал темп, все ехали за ним, и на дорожные указатели никто не обращал внимания. Нужный нам поворот на Перковичи проскочили тоже бодренько, когда я заметил неприметный поворот, орать по рации "Да куда поехали, вот же наш поворот!" было уже поздно - бумер за считанные секунды преодолел те километры, в радиусе которых работает рация.
Отряд явно не замечал потери бойцов, и нам пришлось ждать их около 15 минут.



Затем мы еще поплутали по местным деревням, разыскивая селение Закозель. Но это не интересно. Все деревни - одинаковые: чистые, ухоженные, красивые.



Я чувствовал, народ начинает нервничать: "Почему мы не едем в Брест, чего мы туда-сюда катаемся по этим деревням?"


Но, увидев такие руины, у всех без исключения загорелись глаза.

Шляхетский род Ожешко обосновался на Полесье в XVI веке. В начале XIX века Никодим Ожешко построил здесь, в Закозели, настоящий дворец. Имение окружал пейзажно–регулярный парк, занимавший площадь около 30 гектаров, который частично сохранился.

Настоящим украшением дворцово–паркового комплекса являлась монументальная каплица–усыпальница, построенная в 1849 году польским архитектором Франтишеком Ящольдом. В Беларуси это один из самых ярких памятников неоготики. На фасаде каплицы на сегодняшний день сохранились два чугунных щита с гербами двух ветвей рода Ожешко. Внутри находился алтарь из мрамора и металла. В склепе под каплицей — захоронение. (с)



Полуразрушенная и заброшенная каплица год назад привлекла внимание археологов. Считалось, что усыпальница давно разграблена. Вход туда свободен, долгое время она не охранялась. Можно представить, каково было удивление археологов, нашедших в склепе под каплицей человеческие останки.



Археологи обнаружили многочисленные артефакты – детали интерьера, бронзовое литье, части гипсовых и деревянных статуй. Всё это даёт ученым информацию об обряде захоронения ХIХ века. Среди фрагментов одежды – даже один из знаменитых слуцких поясов. Археологи не исключают, что установят, кому именно он принадлежал. Найденные предметы пополнят экспозицию Брестского областного краеведческого музея.









В каплице, после завершения реставрационных работ (которые пока еще не начинались), учёные предполагают создать музей. Работы в Закозеле ведутся за счет средств областного бюджета.



Но есть и другая история о судьбе каплицы. Когда мы осматривали захоронение, к нам приковыляла древняя, почти как само здание, старушка. Путая белорусский и польский языки, она все причитала: "Как же здесь было красиво! Красивые каменные статуи, окна цветастые!"

По словам бабушки, она помнит совсем иную судьбу этого. Даже немцы не трогали захоронение, а Советы обыскали помещение, и, не найдя ничего ценнного, оставили как есть - из такого здания кинотеатр не сделаешь.



Но несколько лет назад в колхоз пришел новый председатель, который взялся за самостоятельную "реконструкцию" усыпальницы: каменные статуи-горгульи, почти такие же, как на Соборе Парижской Богоматери, были демонтированы и вывезены в Минск, а затем и проданы за границу, в частную коллекцию. В неизвестном направлении "уехали" и разноцветные витражи, украшавшие усыпальницу.

К сожалению, половину из того, что говорила старушка, нельзя было понять: очень красивый суржик, смесь белорусского и польского языков оказался не настолько легкодоступным для московского уха.



Но местечко Закозель - потрясающее. По "остаткам былой роскоши" это пока еще видно. Хотя здание действительно в ужасающем состоянии и может совсем рухнуть в ближайшие годы.







Остается надеяться, что за реконструкцию каплицы примутся, и будет еще не слишком поздно. Тем, кому понравилось это место и хочется увидеть Закозель вживую - советую поторопиться. Часы этого места отмеряют последние песчинки...




(Анонимно)
(Анонимно)
(Анонимно)
Случайно наткнулась на Вашу заметку. Очень красиво скадрили :) Закозель, Родина моего отца. Поэтому летние каникулы традиционно проводила там. В саму каплицу боялась заходить, потому как страшно становилось от услышанных когда-то историй. ЗЫ про смесь языков чистая правда. этакая польско-белорусско-украинско-русская мова
Случайно наткнулся на Ваши заметки. Закозель - это родина моего отца, Жука Степана Степановича. Бабушка на фото- моя родная тетка Зося. Ребята, надо было ее порасспросить, память у нее великолепная. Помнит поименно всех кто жил в деревне со времен войны. Кто партизанам помогал, кто предавал,кто был расстрелян. Кстати фото длинного глухого здания красного кирпича в начале заметок, это место расстрела германцами всех кто был так или иначе против "нового порядка". В Закозеле я как и многие брестчане провел свое детство в 70-х в период школьных каникул. А стеклянную, цветную мозаику никуда не увозили, мы с пацанами ее камнями в свое время повыбивали. Ну кто знал тогда, что это памятник. zhykas@mail.ru Живу в Питере. В подтверждение моих слов могу выслать фотки тетушки в "интерьерах" Закозеля.